Измени это

Почему для понимания чего бы то ни было нужно всегда говорить об изменениях?
Этентион, плиз! Очень много букв и философий. Пожалуйста, аккуратнее!
Текст написан с целью показать, что стоит в основе основ производства аудиовизуальных произведений.
Но начнем мы из далека. Ооооооооочень сильно издалека.
Давным-давно, в нашей далекой-далекой… не галактике, но во Вселенной не было ничего, даже времени (это не я придумал, так говорил Стивен Хокинг). Философы еще называют это «небытие». Ничего не было. Потом случился Большой взрыв и появилось «бытие» (я все максимально упрощаю).

Михаил Русаков
генеральный продюсер
Итак, фундаментальными понятиями в философии считаются «бытие/небытие». Однако, выделяют наряду с ними еще одно свойство вселенского масштаба — «изменение». Что такое «бытие» без «небытия»? Узнали бы мы «небытие», если бы не было «бытия» и наоборот?
Идем дальше. Еще немного про философию и науку. Ученые изучают космос. Высчитывают температуры. Расстояния между космическими объектами. Свойства материи, из которых состоят планеты. Как вы думаете, ценна ли для ученного информация о том, что температура в космосе -270 градусов по Цельсию? Подумайте, что в этой информации ценного, если у вас она имеется сама по себе? Ничего. Для ученого сама по себе информация о температуре в космосе имеет ценность абсолютного нуля. Почему? Правильный вопрос. Потому что, если вместе с данными о - 247 градусах в космосе, мы имеем данные о +30 градусах на планете Земля, у ученого и возникает вопрос «почему так»? Почему возможно такое изменение температур? В этой разнице в данных и бурлит энергия, и к ней приковано внимание ученого.
Идем дальше. Миллионы лет назад на Земле появились земноводные. Возьмем лягушек. У лягушек есть такое свойство мозга: для экономии времени мозг видит только то, что движется. По сути, мозг забивает на то, что не значимо (стационарно растущая трава, вода) и реагирует только на то, что может быть полезно — еда, которая, как правило, движется.

Видеть только то, что движется — фишка лягушек
Мозг человека, конечно же, устроен гораздо сложнее, чем у лягушки (но не у всех), но тем не менее: попробуйте-ка прокатиться по степи. Да-да, по родной нашей русской степи. По которой можно ехать или идти несколько часов и ландшафт нисколько не изменится. Можно реально сойти с ума, как сходили с ума моряки в море в штиль 500 лет назад, отправляясь в кругосветные плавания. Улавливаете посыл?

Михаил Русаков
генеральный продюсер
Миллионы людей приезжают во Флоренцию, чтобы увидеть, как 5-метровая глыба гранита выглядит лучше, чем они
В то же самое время, когда сумасшедшие моряки бороздили просторы океанов и морей, на суше ученые и художники пытались связать науку и искусство, и вывести «формулу красоты», попытаться ответить на вопрос, почему же людям одни картины нравятся, а другие нет? Так появилось Высокое Возрождение. Леонардо Да Винчи, Микеланджело, Рафаэль и еще два венецианских художника, среди которых тот самый Тициан. Художники в совершенстве овладели перспективой, композицией и цветом. Цветовые пятна, расположение объектов на картине — вся эта игра с географией пространства — есть работа с изменениями. Да Винчи верил в то, что «правильная» композиция (правильный треугольник, например) — это важно, потому что упорядочивает хаос нашей жизни и именно это можно считать «красивым». Микеланджело разговаривал на языке пластики, воплощал в произведениях идеи совершенного человеческого тела и сознания, опять же в противовес повседневности. В реальности, конечно, таких мускулистых стариков и младенцев встретить можно было, мягко говоря, крайне редко.
Раз уж мы заговорили об этой эпохе, то неплохо было бы напомнить, чем визуальный ряд в католических храмах отличается от протестантских. Начальники католической церкви бросили все художественные силы гениев того времени, чтобы показать красоту и помпезность этого ответвления христианства. Так родилось барокко. Просто посмотрите внизу на картинке. Если бы все ответвления христианства выглядели одинаково, то как получать подати именно твоей церкви? Католической церкви нужны были новые и новые адепты, потому что с них она получала доход («церковный налог»). Задача была показать райскую красоту, невероятную энергию и изящество «правильной» христианской веры.
Если б на свете существовала только одна буква «а» и больше ничего, то как понять то, что я только что написал?
И поседений пункт нашей истории, начавшейся аж со времен Большого взрыва — это буквы. Да, буквы! Вот именно те буквы, что вы читаете сейчас на экране. Изменение — это настолько естественное свойство всего на свете, что об этом и говорить как-то неудобно. Задумайтесь, что такое буква «а»? Сама по себе эта буква не имеет никакого смысла. Ее самый важный смысл в том, что она точно не «б» и не «и», и не «т» и т.д. Вот и все! А дальше может быть еще интереснее: ведь один язык на Земле тоже не интересно, поэтому возникают вопросы, почему в русском «а», а в английском есть и «а» и длинное «аа»? Вот тут вся магия и происходит —включается мозг и вырабатывается энергия внимания.
Подведем итоги нашего путешествия и, наконец, объясним причем же тут съемка видео?
Изменение — это фундаментальнейшее из фундаментальных свойств нашей Вселенной.
Ученому не интересна, например, постоянная температура чего-либо, ему интересно изучать, понимать разницу в температурах. Вообще любой факт в науке никому не интересен. Факты рассматриваются во взаимосвязях, в теориях.
Менеджеру, руководителю, который ставит цели отделу или предприятию, не интересна цель сама по себе, ему нужно знать «разрыв», то есть какой результат был достигнут до этого. Иначе эта цель теряет свой смысл: большая она или маленькая — не понятно.
Зрителю не интересно смотреть на героя, который всегда хороший и непобедимый. Герой должен сопротивляться более сильному антагонисту, или перебарывать внутренние конфликты, переосмыслять прошлое, потому что оно не дает ему измениться, например.
Человек любит истории и Историю, потому что это квинтэссенция изменений. В Истории у нас был коммунизм, а теперь демократия. Вот это интересная история. У американцев История другая — была просто сверхдержава, а стала единственная сверхдержава. Вот это изменение и есть причина для изучения, то есть работы мозга.
Для того, чтобы снимать видео, нужно думать об изменениях. Даже не так. Видео снимается для того, чтобы показать изменения. В кадре ли, в сюжете ли. Если их изначально нет (как фильме Энди Уорхола «Эмпайер стейт»), то и снимать видео не надо. Перед съемкой видео зададимся вопросами: что будет меняться на глазах у зрителя, или в голове у зрителя? Будем показывать как делается товар от молекулы до готовой формы? Будем мы в ролике побеждать проблемы клиентов или бить тупых конкурентов? Будем ли рассказывать о старой модели, а потом рассказывать о всех улучшениях новой? Покажем, с какого гаража начиналось ваша компания, и каким шикарным офисом класса «А» она обзавелась сегодня? Расскажем о своих внутренних «демонах», которые мучали нашу компанию, какие мы ошибки совершили, чтобы выйти победителем в схватке с самим собой?

Не забывайте, что на самом своем примитивном уровне, наш мозг все еще работает, как мозг лягушки: он видит только то, что движется.

Михаил Русаков
генеральный продюсер
Мы знали, что вам понравится!
Просто отправьте свои контакты и наш специалист свяжется с вами в ближайшее время
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Истинно только частное знание
Умберто Эко, «Имя розы»